Среда, 18.07.2018
Строительство устройств отопления дома
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2018 » Июль » 12 » Развитие ситуации в Сирии - варианты и риски
17:11
Развитие ситуации в Сирии - варианты и риски
Арабская весна непредсказуема, констатируют немецкие политики. Если протестное движение в Тунисе и Египте привело к быстрой смене режима, то правители в Йемене и Бахрейне удерживаются у власти. В Ливии ситуация пока остается открытой, поскольку несмотря на бомбардировки НАТО, конец старого режима все еще не виден.
 
Арабская весна в сирийском формате не менее сложная, чем в Ливии, при том что международное сообщество ведет себя с Дамаском непоследовательно. Причины мятежа в Сирии такие же, как и в других арабских государствах: стремительное обогащение правящей семьи в основных и высокодоходных сферах контролируемой экономики, отсутствие перспектив у учащейся и работающей молодежи. Треть сирийцев живут в нищете и в политической жизни не участвует. Однако Башар Асад отличается от Бен Али, Мубарака и Каддафи: у него под контролем мощный репрессивный аппарат, организованная служба безопасности. В отличие от Туниса и Египта, где армейцы были на стороне демонстрантов, в Сирии перебежчиками стали лишь несколько солдат. Тюрьмы Сирии переполнены. Режим действует с максимальной жестокостью.
 
Режим Башара Асада, продолживший эскалацию насилия против траурной процессии 21 мая с.г. (44 убитых и десятки раненых) и осужденный на саммите министров иностранных дел 27 стран ЕС в Брюсселе 23 мая с.г., настойчиво примеряет на себя одежды государства-изгоя, отмечают политические обозреватели ФРГ. Запрет на въезд в Евросоюз тринадцати высокопоставленных сирийских чиновников, включая брата президента Махера Асада, вряд ли серьезно огорчит последних. Это чисто декоративная мера, призванная определенным образом поддержать сирийскую оппозицию.
 
Сирия стала ближневосточным островом ужаса, констатирует пресса Германии. О нарастании этой тенденции ведущие политические силы ФРГ предупреждали несколько недель назад. 30 апреля с.г. в актуальном сообщении для прессы эксперт по внешней политике парламентской фракции свободных демократов Райнер Штиннер заявил, что целью Сирии должно быть политическое решение проблем. Констатируя опасность военного насилия, немецкий политик отметил: "Ситуация в Сирии постепенно приобретает черты ситуации в Ливии. Продолжающееся нарушение прав человека, эскалация насилия по отношению к демонстрантам и наличие множества убитых показывают, что сирийский режим исчерпал себя".
 
Страну вынуждены покидать десятки правозащитников и журналистов, которые находят приют в Каире. Степень их заинтересованности в демократических преобразованиях в стране понятна. Однако это лишь весьма немногочисленная интеллектуальная элита. 18 мая с.г. немецкие СМИ опубликовали сообщение о том, что США ввели санкции против президента Сирии Башара Асада за нарушения прав человека в стране в ходе подавления массовых акций протеста. Решение стало первым случаем, когда Асад лично подвергается каким-либо иностранным санкциям. Помимо президента санкции распространяются на вице-президента Фарука Шараа, премьер-министра Абеля Сафара, министра внутренних дел Мохаммеда Шаара, министра обороны Али Хабиба, главу военной разведки Абдулы Фатаха Кудсийи и главу директората политической безопасности Мохаммеда Диба Зайтуна. Политические комментаторы ФРГ указывают в этой связи: санкции и замороженные в США активы названных персон касаются тех, кому долгое время американцы более всего покровительствовали в бизнесе. Поэтому президент Барак Обама в равной степени несет политическую ответственность за "нападения на демонстрантов, аресты и преследования политических активистов и подавление демократических преобразований".
 
Данные обстоятельства приводят к скептическим оценкам сирийских активистов, мнения которых публикует и комментирует печать ФРГ. Так, бежавший в Каир правозащитник Аммар аль-Кураби, приветствуя санкции США как политический сигнал, указывает на то, что международному сообществу следовало быть прежде осмотрительней и не только говорить, но и делать больше, избегая политики двойных стандартов. Изоляция режима Асада - важная, хотя и запоздалая мера, уверен правозащитник. Позиция и действия в Сирии правозащитников от ООН остаются невнятными. Между тем убийство более 1 тыс. человек, заключение в тюрьму более 10 тыс. мирных граждан и бесследное исчезновение 1,2 тыс. человек (все опубликованные в ФРГ цифры из арсенала сирийской оппозиции) остаются безнаказанными, хотя логика развития событий подсказывает, что в отношении режима Асада следует принимать меры, аналогичные тем, которые приняты в отношении режима Каддафи.
 
Однако прежде чем предпринимать активное вмешательство, надо изучить ситуацию. И прежде всего ответить на вопрос, кто с кем ведет борьбу в Сирии. Ответы на этот вопрос разные. В Сирии мы наблюдаем борьбу за власть между правящим классом алавитов и угнетенным большинством суннитов, оценивает ситуацию Сибилле Пфайффер (ХДС) от немецко-магрибской группы парламентариев. В Египте, отмечает она, ситуация сходная: противостояние между коптами и мусульманами переросло в ожесточенные столкновения. В Сирии изменения в структуре власти могут разжечь пожар гражданской войны такого накала, что он перекинется на соседние страны. А, значит, не избежать новой операции НАТО.
 
Немецкие эксперты подчеркивают, что сирийские правозащитники не желали бы международного военного вмешательства, поскольку протестное движение, несмотря на репрессии, кровь, мучения, потоки беженцев, похищения, ранения, разрушенные дома, разграбленные имущество, будет продолжаться и направлено на свержение режима.
 
Столицей сирийской оппозиции в регионе (вслед за европейской столицей в Париже, где сирийская эмиграция реализует планы французского правительства) постепенно становится Каир. Здесь формируется ядро политического протеста регионального масштаба. Немецкие обозреватели приводят свидетельства бежавших из Сирии журналистов, которые сообщают о том, как дома мирных жителей Дамаска, Алеппо и еще, как минимум, дюжины городов превращаются в казармы и тюрьмы. Айяд Эйсса, журналист еще две недели назад работавший в сирийской газете, свидетельствует о том, что силы безопасности сформировали эскадроны смерти, взявшие на прицел каждый переулок и безнаказанно убивающие тех, кто проявляет малейший протест, как это уже было в Дераа, где обнаружено массовое захоронение (28 неопознанных трупов). Никто в Сирии не верит, что силы безопасности ведут борьбу с вооруженными бандами или против радикальных исламистов. Чем больше крови на руках режима, тем меньше доверия президенту и его команде, тем сильнее движение протеста, утверждает Айяд Эйсса. Это, как и международные санкции, сужает политическое поле режима, все больше изолирует сирийское руководство.
 
На фоне нарастающего насилия ухудшается экономическая ситуация в стране. Аналитики Die Welt указывают, что буквально за несколько недель протестного движения общий уровень безработицы в Сирии поднялся с 22 до 30%, а среди молодежи и того больше: сегодня каждый второй молодой человек до 25 лет - безработный. Рост незанятой учебой и трудом молодежи провоцирует в свою очередь усиление ее доли в протестном движении.
 
Режим пытается переключить внимание сирийской оппозиции с внутренних проблем на внешние, констатируют политологи ФРГ. Этим, например, объясняется склонность к провокациям. В частности, к явно организованному режимом недавнему прорыву границы у Мадж эль-Шамс. 26-летний чиновник в сирийском Министерстве просвещения Хасан Хиджави, сумевший добраться до Тель-Авива, утверждает, что его предки жили в Яффо, и добраться до Яффо было его заветной целью. Однако если и рассматривать аспект возвращения к корням, то следует вспомнить прежде всего опыт прежних политических репрессий. Сирия была "пыточным государством" при Хафезе Асаде и осталась таким же при его сыне. Sueddeutsche Zeitung отмечает попранные гражданские права и дискриминацию этнических меньшинств.
 
Преемником этих традиций является Башар Асад, который по ряду ключевых позиций солидаризируется с Ираном, указывают эксперты ФРГ. Примечательно, что сдавшийся израильской полиции Хиджави отказался обсуждать происходящий в Сирии протест против режима, однако заявил, что прорыв был разрешен "Хизбаллой" и конечная победа палестинцев несомненна. Эти высказывания, как говорят германские эксперты, ясно указывают на политические истоки провокации и их творцов.
 
Это была явно спланированная правительством Асада акция, уверен эксперт по Ближнему Востоку, президент Немецко-израильского общества Райнгольд Роббе, указывая: Сирия намеренно нагнетает обстановку насилия на границе с Израилем. Массовое нарушение границы, которое не может потерпеть ни одно государство и при котором надо останавливать нарушителя силой оружия, не имеет ничего общего ни с цивилизованным решением ближневосточных проблем, ни с энтузиазмом арабского протестного движения, отмечает Райнгольд Роббе.
 
Сирия является "прифронтовым" государством относительно Израиля, отмечает журнал Spiegel. Асад посылает отчетливый сигнал: он способен провоцировать Израиль, заручившись поддержкой двух союзников - боевиков ливанской шиитской группировки "Хизбалла", располагающей обширным ракетным арсеналом и готовой в любой момент развязать войну с Израилем, и движением "Хамас", которое способно начать "отвлекающую кампанию" против Израиля, если того захочет Сирия. Таким образом, Асад способен "раскачивать" ситуацию во всем регионе. Если Дамаск при этом задумает разжечь этнорелигиозные конфликты в стране, продолжить нагнетать страх относительно перехода власти к исламистам и инсценировать вписывающиеся в эту картину акты насилия, то надежды сирийской оппозиции на перемены не впишутся даже в долгосрочную перспективу. Это дает режиму определенную уверенность в безнаказанности. Дамаск, зная свои сильные стороны, практически на всех фронтах - внутреннем и внешнем - демонстрирует нежелание компромиссов. Он дает понять населению: свержение режима может привести к гражданской войне по ливийскому сценарию, при которой нынешнее подавление протестного движения покажется детской забавой. Последствия падения режима Асада непредсказуемы, отмечает немецкая пресса. Это заставляет американцев, израильтян, европейцев, равно как и иранцев и их друзей из "Хизбаллы" и "Хамаса", лелеять надежду на то, что сирийский президент сможет удержаться.
 
"Для активного вмешательства в ситуацию в Сирии требуется резолюция ООН, а у нас ее нет", говорит Буркхард Лишка (СДПГ), глава немецко-арабской парламентской группы. Его коллега и однопартиец, председатель немецко-магрибской группы парламентариев Гюнтер Глоссер соглашается с ним: "Региональные организации, такие как Лига арабских государств и Исламская конференция, не представили такие инициативы, как в случае с Ливией".
 
Как резюмирует ситуацию Tages anzeiger, мировое сообщество не заинтересовано в уходе Башара Асада, который зачем-то да и нужен ряду стран. России - потому что здесь, в Тартусе, находится ее единственная военная база на Средиземноморье и потому что она поставляет Сирии российское оружие. Китаю - потому что Сирия для него является важным торговым партнером. Израилю - потому что его руководство заинтересовано в том, чтобы иметь дело с "проверенным врагом". Ирану - потому что в случае падения режима Асада его амбициям может быть нанесен урон.
 
Европа действует по принципу Ангелы Меркель: "и вашим и нашим". Голоса с Даунинг-стрит раздаются странные, отмечает немецкая печать. С одной стороны, Великобритания грозит пальцем и предупреждает Асада одуматься "пока не поздно", с другой стороны, напоминает, что это в Лондоне он изучал офтальмологию, которая, правда, ему ни к чему. Только считанные недели назад, в декабре 2010 г., президент Франции с помпой принимал Башара Асада в Елисейском дворце. В мае того же года в гости в Дамаск прибыл Гидо Вестервелле, шеф федерального МИДа, который обсуждал с сирийским лидером ход реформ и неоднократно подчеркивал "конструктивную роль Сирии в ближневосточном урегулировании".
 
Ситуация на первый взгляд парадоксальная. Оказывается, при всей своей непоследовательности и других негативных сторонах Башар Асад устраивает многие страны и политические силы, кроме внутренней оппозиции, которой, получается, следует действовать с опаской. Потому что она должна уяснить: уж лучше такой тиран, чем другой, еще более непредсказуемый. И лучше пока смириться с мыслью о том, что Сирия - остров ужаса и новые казармы и тюрьмы, чем думать о том, что она еще и потенциальная пороховая бочка.
 
Свою лепту в ощущение взрывоопасности вносит и сама оппозиция. Немецкие наблюдатели отмечают, что оппозиция, имея похвальные цели, остается большой загадкой. Есть демократические силы. Но, несомненно, есть и исламисты. Никто не знает, насколько они сильны и воинственны. Существуют этнорелигиозные проблемы: курды предпочли бы быть курдами, а не сирийцами, что является сигналом для Турции, которая как раз и опасается усиления позиций курдов в Сирии: это будет на руку Курдской рабочей партии внутри самой Турции. Алавиты правят суннитами, но представляют собой исламскую секту и находятся в меньшинстве. Так что если Сирия - большая пороховая бочка, то бикфордов шнур к ней в руках не только Башара Асада.
 
"Нам нужна новая Сирия", говорит в интервью немецким журналистам диссидент Ясин Хадж Салех, убежденный в том, что она возможна, если действовать решительно и продуманно. С 30 января он скрывается от тайной полиции на конспиративных квартирах в Дамаске, готовя еженедельный воскресный комментарий для al-Hayat. Опасность того, что его арестуют, существует ежедневно. Однако это его, похоже, не страшит, несмотря на то что он провел 16 лет в качестве политического заключенного в тюрьме. "Я знаю, что это значит. Но я не жалею о своем решении. Потому что Сирия находится в критической точке: мы должны победить в этой борьбе и построить свободную страну", говорит он. Ясин Хадж Салех принадлежит к поколению сирийских диссидентов, которые десятилетиями, фактически без существенной поддержки, придерживаются идеи демократических реформ. "Я думаю, что наша роль заключается в создании концепции новой Сирии", указывает он, уточняя, что в ее основе должны лежать принципы свободы и национального единства. Ясин Хадж Салех, как и многие диссиденты, считает: чем дольше режим остается у власти, тем больший ущерб наносится национальному единству страны. Он обращает внимание на протестующих, в числе которых "не только исламские экстремисты, но и обычные люди, и среди них нет тех, кто грозит религиозными конфликтами, - все они сидят в правительстве".
 
Объясняя жестокость Башара Асада, сирийский диссидент указывает, что восприятие его как реформатора ошибочно. Асад, в отличие от других правителей Арабского Востока, избрал для себя стиль модерн, что просто означает адаптацию к системе современной эпохи.
 
С одной стороны, Асад показывает, что он союзник Запада. К примеру, официальная реакция на смерть Усамы бен Ладена была весьма сдержанной, призванной показать, что Дамаск никакой симпатии к радикальным учениям не испытывает. Профессор Гвидо Штайнберг из берлинского исследовательского центра Stiftung Wissenschaft und Politik отмечает, что такова стратегия Асада: показать в аспекте долгосрочной перспективы, что аль-каидовцы не имеют отношения к политическому будущему арабского мира.
 
С другой стороны, теперь, когда Асад вроде бы сыграл по западным правилам - в стране появились частные банки, частично проведена либерализация экономики, появилась новая элита и страна действительно выглядит иначе, чем во время правления его отца, - он посчитал, что его историческая задача выполнена. "Я не думаю, что этот режим способен к демократическим реформам, если вся власть держится на проникновении силовых структур во все сферы, а надежды на то, что эти структуры изменятся, весьма призрачны", указывает Ясин Хадж Салех.
 
Протестное движение в Сирии вдохновлено ситуацией соседей в арабском мире: есть пример мирных революций в Египте и Тунисе. Второй фактор, вселяющий надежду, - молодое поколение более прагматично в своих требованиях. Оно менее абстрактно и менее идеологически направлено, в отличие от тех, кто сорок лет назад закладывал основы протестного движения в годы правления Хафеза Асада. Поэтому требования молодежи конкретны: уход с политической арены Башара Асада, проведение свободных выборов в течение шести месяцев. Но в то же время это не официальная программа сирийской оппозиции, а требование ее части. Оппозиция в Сирии разнородна и слаба. Режим Асада разрушил начинавший зарождаться политический ландшафт, а теперь в этом же и упрекает диссидентов: дескать, режиму нет альтернативы, и это используется как аргумент для его удержания у власти. По существу, президент шантажирует собственный народ, вводит в заблуждение международное сообщество, говоря: или я, или хаос. Это важная часть политической мифологии, которая позволяет Асаду оправдывать любое насилие.
 
Об этом пишут эксперты Института Ближнего Востока, как передает www.centrasiа.ru.
 
Просмотров: 4 | Добавил: inoras1982 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Июль 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2018
    Сделать бесплатный сайт с uCoz